Поиск в службах знакомств 30 летдмитрий прахов

ИМЭМО портрет на фоне эпохи | Valerie Blues - mibacountna.tk

ально звучит и теперь оценка сектантства как «праха», который «тума . 3. 30 В. Д. Б о н ч - Б р у е в и ч, Избр. соч.. г 3, М., , стр. И ON THE PROBLEM OF DATING OF THE ABKHAZIAN ATSANGUARS йорубских вождей на все другие ступени административных служб (за. 30 Глава 1 ответственный секретарь журнала «Мировое хозяйство и .. за все годы их знакомства, когда Сталин уклонился от чтения труда Варги, он делал с увлечением, с полной самоотдачей, начиная, скажем с поиска в котором проработал без малого пять лет. Дмитрий Саймс подтверждает и . Much love сайт знакомств. Белл довольно быстро осмотрел их, сделал несколько пометок на much компьютере и, наконец, поднял лицо с приклеенной.

Менделеев говаривал, что факт сам по себе очень мало значит — важна его интерпретация. Из органической химии можно видеть, как провел он этот взгляд в данном конкретном случае. Вся книга разделена на немногие главы, предназначенные для развития того или другого химического понятия из фактического материала, в них приведенного.

В частных разговорах и иногда в диспутах он пропагандировал опять-таки то же. Однажды, очень давно, я был свидетелем следующего случая. Один из составителей руководств по химии, поднося ему свою книгу, выставлял, как особенно ценное достоинство ее, что у него теоретическое содержание книги отделено от фактического и практического: На это Менделеев, со свойственной ему прямотою, вскричал, что это-то именно он и считает слабою стороною книги. В ней не порвана связь с примыкающими к органической химии отделами знаний.

Приходилось слышать от Менделеева, что курсу неорганической химии можно было бы придать характер энциклопедии естествознания. Конечно, органическая химия на подобную широкую роль претендовать не может, но она тесно связана со всею органическою природою и глубоко входит в биологию.

Сводить эту связь к той крайней часто ничего не говорящей отрывочности, которая замечается во многих курсах органической химии, едва ли отвечает тем требованиям, какие, по словам Менделеева, обусловливают пользу учебного руководства. Теперь мы углубляемся в строение, стараемся проникнуть в невидимый мир атомов, и это движение, при всей его законности и необходимости, является почти исключительным и далеко отодвигает все остальное.

Но невидимый мир атомов не должен заслонять собою мира видимого. Нельзя лишать органическую химию ее реальной почвы. Менделеев начал с того, что во введении выдвинул отношения физики к органической химии, и затем дал широкую картину круговорота углерода в природе и остановился на значении органических соединений для жизненных отправлений организмов.

В тесную связь с этим поставлено и добывание органических соединений из естественных источников. Вообще эта сторона дела представлена таким образом, что начинающему становятся ясны те реальные, полные значения причины, которые привели к особому циклу химических знаний, получивших название органической химии. Изложение многих статей, сюда относящихся, например, статьи о жирах с их историею, так совершенно, что они до сих пор сохранили все свое значение. Таким образом, мы, слушатели Менделеева, в начале х гг.

Руководство настолько удовлетворяло всем запросам, которые могли быть к нему предъявлены, что, казалось, мог бы возникнуть вопрос: Тем не менее переносясь к тому времени и вспоминая лекции Менделеева, я должен заметить, что роли книги и лекций были различны и что книга не могла заменить лекций.

Книга служила для предварительного ознакомления с предметом лекций, и ясно помнится, что это была главная роль книги, а затем для окончательного усвоения прочитайного на лекциях. Лекции же научали нас отличать главное от второстепенного, давали возможность судить об относительном значении данных, составляющих науку.

Касаясь здесь этого, можно сказать, вечного вопроса о необходимости и значении лекций — вопроса, столь различно решаемого и далеко не решенного, я полагаю со своей стороны, что задача и назначение лекций состоит именно в должном и настойчивом оттенении существенного от подробностей, главного от второстепенного.

Для начинающих это — жизненный вопрос, и учебник, как бы он хорош ни был, никогда не даст в этом отношении того, что могут дать лекции.

Лектору для достижения указанной цели предоставлено много средств, по существу дела отсутствующих в учебнике. Должные повторения и отступления, разъяснения посредством аналогичных примеров, время от времени делаемые резюме сказанного, наконец, главное — применение той или другой интонации в изложении, всеми этими и многими другими средствами лектор может и должен пользоваться для того, чтобы оттенить значение излагаемого, чтобы выдвинуть главное и сосредоточить на нем внимание слушателей.

Лектор, не выполняющий этой задачи, не отвечает своему назначению, хотя бы лекция и блистала красноречием и в ней приводились новые исследования, не успевшие войти в руководство. Живое слово нужно для облегчения восприятия существенного в науке.

Считаю лишним останавливаться здесь на достоинствах в этом отношении лекций Менделеева. Лекции его еще у всех в памяти, и как в недавнее время, так и при начале его деятельности аудитория была всегда битком набита. В то время, о котором у нас идет речь. Титульный лист книги Д. Тяги не действовали, и когда я, еще будучи студентом, затеял готовить пятихлористый фосфор, то так надышался хлором, что за свое усердие поплатился воспалением легких. Но и позже, в году, когда Менделеев был выбран экстраординарным профессором по кафедре технической химии, а я был у него лаборантом, под лабораторию технической химии были отведены во втором этаже университета две комнаты с паркетными полами, но без газа и без тяг.

Предоставлялось широкое поле для изощрения изобретательности и для развития настойчивости в преодолении препятствий, что, пожалуй, для химика нелишне… … Как бы то ни было, но в начале х гг. Тем не менее лекции органической химии время от времени демонстрировались и опытами.

Менделеев сам их производил, останавливаясь, конечно, только на немногом и выбирая имеющиеся под руками средства. В особо назначенные часы перед нами производились им и такие более сложные операции, как органический анализ, определение плотности пара и.

Кончая этот отрывочный и крайне неполный очерк ранней поры преподавательской деятельности Менделеева, я не могу здесь не остановиться на выдающейся черте его характера, делающей его дорогим и незабвенным для очень, очень многих и далеко не одних только химиков. Это его всегдашняя готовность употребить свое влияние на помощь окружающим.

В нем была так сильна эта готовность помочь, что он в очень многих случаях сам шел навстречу, не ожидая просьб. Он не щадил себя в этом деле и часто, пренебрегая нездоровьем и отрываясь от глубоко захватывающих его трудов, ехал хлопотать за.

Надо заметить, что его полные убеждения и убедительности и нередко властные и настойчивые представления всегда имели успех. Менделеев и органическая химия. Труды 1-го Менделеевского съезда по общей и прикладной химии. Он не выступал еще и со своими обширными физическими работами, хотя уже уделял этим вопросам место, как в исследованиях, так и в курсе теоретической химии, вероятно первом, читавшемся перед русской аудиторией.

В начале х гг. Когда вследствие отсутствия необходимой лабораторной обстановки в Петербургском университете, а еще более после его временного закрытия, русская университетская молодежь толпами бросилась в заграничные университеты, она направилась исключительно в лаборатории органической химии Вюрца, Кекуле, Штреккера, Бейльштейна, Кольбе. Развитие естествознания в России в эпоху х гг. В числе оппонентов был Д. Менделеев, указавший на пробел в диссертации, на отсутствие в числе систем системы, основанной на применении химических минеральных удобрений, на что докторант самым убежденным тоном возражал: Да какая же эта система?

Наука и земледелец Всесоюзным научно-исследовательским институтом метрологии в С. Менделеева Вольным экономическим обществом была организована система опытных полей — несомненно, первая, когда-либо осуществленная в России.

Таких полей одновременно было устроено четыре в Петербургской, Московской, Смоленской и Симбирской губ. Наблюдателями в последних двух были — мой добрый товарищ Г. Густавсон и я, и это участие, несомненно, имело влияние на нашу преподавательскую деятельность, когда судьба снова свела нас в Петровской академии. Земледелие и физиология растений.

Все было для нас, первокурсников, непривычно: Менделеев не был оратором в обычном смысле слова. Про него кто-то сказал, что он говорит, точно камни ворочает, и это сравнение было, пожалуй, удачное. Интонация его голоса постоянно менялась: Мы скоро привыкли к этому оригинальному способу изложения, который гармонировал и с оригинальным обликом Менделеева и вместе с тем помогал усвоению того, что он. Когда он замедлял речь, подыскивая подходящее слово, и наша мысль работала в том же направлении, лектор увлекал слушателей.

И по содержанию лекции Менделеева были оригинальны: Менделеев поражал нас обширностью своих знаний, а вместе с тем учил, что для того мы и учимся, чтобы потом нести свет знания нашей родине, разрабатывать ее несметные природные богатства, поднимать ее благосостояние и независимость. Он смело указывал на наши недостатки, на неприглядность классической системы образования, которая дает людей книжных, не приспособленных к жизни, не умеющих самостоятельно взяться ни за какое практически нужное.

За этим богатым содержанием не замечались шероховатости изложения. Аудитория Менделеева была переполнена, потому что его слушали студенты не только физико-математического, но и других факультетов.

Прошел год, подошли экзамены. Первым по расписанию был поставлен экзамен по химии, самый трудный и, по отзыву наших старших товарищей, самый страшный: Как старательно ни готовился я к экзамену, но шел неуверенно и приготовился остаться на второй год, так как переэкзаменовок тогда не разрешалось. Менделеев экзаменовал быстро, нервно: Бутлеров вел экзамен спокойно, позволял экзаменующемуся подумать, давал наводящие вопросы и.

Уверенные в себе шли к Менделееву, хотя сплошь и рядом ошибались в самооценке, более робкие теснились к Бутлерову. Выходили не по списку, а когда кто. Мне пришлось экзаменоваться во вторую половину дня. В первую Менделеев многих провалил и нагнал страху. Провалившиеся, как обыкновенно бывает, не поняв или не желая признаться, что были провалены за незнание или непонимание самых элементарных вещей, старались объяснить свою неудачу чрезмерной строгостью экзаменатора и еще больше напугали товарищей.

И вот у Бутлерова еще более длинная очередь, а к Менделееву решаются выйти одиночки, да и из них он двоим по двойке поставил. Никто больше не выходит. Чистовичем сидим на первой скамейке. Менделеев обращается к аудитории и глядит на нас: Чистович к одной доске, я к. Я написал все, что знал: Конечно, я был, что называется, на седьмом небе, но не зазнался, так как чувствовал себя в химии далеко не так твердо, как мне хотелось, и потому на II курсе опять ходил слушать Менделеева.

Теперь я гораздо лучше понимал и усваивал его лекции и внимательно следил за опытами. В то время на I курсе практических занятий по химии не. Проходя такой трудный курс, мы должны были довольствоваться только демонстрацией лекционных опытов. И я от души завидовал ассистенту Менделеева Д. Того, чтобы когда-нибудь занять его место, я даже и вообразить не мог: Дмитрий Иванович представлялся мне таким великим, недосягаемым строителем науки.

На II курсе я слушал Бутлерова, занимался у Меншуткина качественным анализом. В осенний семестр II курса я занимался количественным анализом под руководством Н. Мое рабочее место было около двери из лаборатории в квартиру Менделеева.

Поэтому я его видел каждый день утром, а иногда и вечером, так как засиживался в лаборатории до ее закрытия в 6 часов вечера. На IV курсе и первый год по окончании курса я работал по органической химии у А. Бутлерова, которого мы тоже очень любили и уважали. С этого года Бутлеров перенес свою работу в академическую лабораторию.

Мне дали его рабочее место, мимо которого Дмитрий Иванович проходил в свою лабораторию. Проходя в свою лабораторию, Д. Львовым ассистент Бутлерова и Бутлеровым, если заставал его в лаборатории. Кроме лекционного ассистента или, как тогда называли, лаборанта Д. Павлова, у Менделеева был еще личный ассистент В. Павлов получил место доцента по кафедре аналитической химии в Московском высшем техническом училище, а на его место Дмитрий Иванович пригласил и провел через факультет.

Личным ассистентом я пробыл у Менделеева два года. Павлов уехал на место профессора в Институт сельского хозяйства в Новую Александрию, и Дмитрий Иванович передал мне его обязанности лекционного ассистента и заведующего хозяйством лаборатории.

Вместе с этими обязанностями я получил и квартиру Д. Павлова, которая находилась через стенку от лаборатории Менделеева, рядом с его кабинетом. Теперь мне пришлось еще ближе познакомиться с Дмитрием Ивановичем, так как три раза в неделю бывали лекции, да, кроме того, приходилось часто беседовать по делам лаборатории. Надо признаться, что ассистировать на его лекциях было нелегко не потому, что это требовало много труда, а из-за нервной, беспокойной натуры Дмитрия Ивановича.

На лекциях он нервничал, все боялся, что опыт не удастся, особенно в первый год моего ассистенства, пока не убедился в моем умении экспериментировать. Когда он замечал, что опыт ведется не так, как он привык, он подходил и шепотом, который был слышен во всей аудитории, делал мне замечания. Я по неопытности успокаивал его, что опыт выйдет, а студентов эти разговоры приводили в веселое настроение, и они иногда смеялись.

Один раз после лекции Дмитрий Иванович мне и говорит: Членский билет Русского химического общества, выданный Д. Менделееву После этого я молчал на кафедре как рыба; что бы он мне ни говорил, я делал свое дело, и никаких недоразумений у нас не было, тем более что и неудачи у меня случались крайне редко.

В этих случаях Менделеев объяснял студентам причину неудачи и заставлял меня повторить опыт. Этим все и ограничивалось; после лекции выговоров или упреков он не делал, хорошо понимая, что неудача чисто случайна. В качестве руководства, как производить опыты на лекции, у нас была тетрадь с подробным описанием всех мелочей. Это описание было составлено первым ассистентом Дмитрия Ивановича — Г А. Шмидтом, которого Менделеев очень ценил, и пополнена Д.

Он получил крепкую выучку у Г. Шмидта и в точности помнил, какую колбу, реторту, схватку и пр. Все непривычное Дмитрия Ивановича нервировало, портило настроение, нарушало ход мыслей. Я это понимал, и не обижался ни на какие, иногда и резкие, замечания.

К лабораторным делам тоже надо было приспособиться. Вначале я пытался спрашивать у Дмитрия Ивановича разрешение на какие-нибудь более крупные траты, на ремонт в лаборатории, но большею частью получал отказ.

Потом я стал действовать по собственному усмотрению, и Менделеев только был доволен, что я не занимаю его пустяками. А один раз он сам мне говорит: К лекциям Менделеев в эти годы уже не готовился, но ассистентам вменялось в обязанность отмечать, на чем он в последнюю лекцию остановился. Однако не надо думать, что ему это чтение легко давалось. Он говорил, что читать лекции — самое трудное. Оно требовало сильного умственного напряжения и в связи с духотой переполненной аудитории сильно утомляло.

Усталый, потный он выходил из аудитории. Чтобы не простудиться на холодной лестнице по дороге в свою квартиру, он надевал осеннее пальто, которое ему приносил Алеша, и с полчаса, а иногда и более сидел в препаровочной, покуривая папиросы, которые тут же крутил, и благодушно разговаривал. Темы этих разговоров были самые разнообразные: В эти годы в химическом мире животрепещущей темой была теория электролитической диссоциации, с которой Менделеев не мог примириться.

Он не допускал того, что натрий может быть в воде и не действовать на воду. Он говорил, что состояние молекул соли в растворе, через который идет ток, в котором они располагаются в определенном порядке, нельзя приравнивать к состоянию их в растворе без тока, где они толкутся в полном беспорядке: Органической химией Дмитрий Иванович в то время мало интересовался, и его не удовлетворяла теория строения.

Бутлеров принимал ее как схему, выражающую отношение атомов в молекуле, а Менделеев считал, что надо говорить не о схеме, а о реальном расположении атомов в пространстве.

Он считал, что ньютоновскому закону тяготения подчинен также и мир атомов и молекул, почему не мог допустить того, чтобы легкий атом углерода мог удерживать четыре тяжелых атома хлора, брома или йода. Он не считал правильными структурные формулы, изображаемые на плоскости, потому что в действительности атомы должны быть расположены в пространстве. Поэтому он приветствовал стереохимию. Возвратившись из Англии со съезда Британской ассоциации, он с оживлением рассказывал о том, какой интересный доклад о стереохимии этиленовых углеводородов сделал И.

Вислиценус в развитие идей Лебеля и Вант-Гоффа. Из прошлого Менделеев любил вспоминать знаменитый конгресс в Карлсруэ, на котором он присутствовал и где были твердо установлены основные химические понятия об атоме и молекуле. Другом его молодости по Гейдельбергу был профессор Э. Про него Менделеев рассказал мне один интересный эпизод. Дмитрию Ивановичу приглянулась одна стройная особа.

Much love сайт знакомств

Он предложил ей руку и в интересном разговоре с ней провел вечер. Наконец попросил снять маску, и оказалось, что это не дама, а Эрленмейер. Вспоминая это, Менделеев от души хохотал: Менделеев подал об этом записку в совет университета, потом она пошла в министерство, но денег на постройку лаборатории не ассигновали.

Желая утешить нас, Дмитрий Иванович говорил, что не в новых стенах дело: Более близкие нам свои университетские темы касались нашего Химического общества, докладов, сделанных на заседаниях, магистерских и докторских диспутов, которые у нас бывали довольно часто, работ молодых химиков и пр. В подходящий момент после лекции я спросил Менделеева, что нужно к экзамену, в каком объеме требуется знание новейшей литературы, которая так быстро растет.

А потом, немного подумав, прибавил: Если, например, студента спросят о гликолях, то ему достаточно ответить, что представляют из себя гликоли, каковы их свойства и реакции, а магистрант должен еще прибавить: Подробнее он не объяснял, предоставив мне самому разобраться в смысле этих четырех слов.

Вообще Менделеев не любил многословия, любил быстрые, краткие и четкие ответы. Разговоры на бытовые темы бывали самые житейские, вплоть до блинов на Масленице, о которых он говорил: Надо сказать, что в еде и питье он был очень умерен. Из этих послелекционных разговоров я узнал от Менделеева и такие сведения, о которых никогда не решился бы и спросить. Например, в обществе, а особенно между студентами было распространено мнение, что Дмитрий Иванович загребает огромные деньги, что он подделывает вина братьям Елисеевым, что получил огромные деньги от нефтяника В.

На самом деле это было совсем не. С Елисеевыми он даже знаком не был и вин никому никогда не подделывал. У Рагозина действительно работал. Это Менделеев-то, с его мировой известностью! А когда Рагозин, не имея достаточных капиталов, стал звать Менделеева в очень крупное предприятие, он наотрез отказался. И на этом деле Рагозин скоро обанкротился. Вообще Менделеев избегал ввязываться в промышленные дела, чтобы оставаться вполне свободным и беспристрастным в своих суждениях и действиях.

Больших денег он тоже избегал: Интересно рядом с этим указать, как оплачивались в то время известные английские химики. Это тоже рассказывал мне Дмитрий Иванович.

В одну из поездок его в Англию, на товарищеском обеде профессор Роско спросил Менделеев, сколько жалованья он получает в России. Дмитрий Иванович хотел уклониться от ответа, а Франкланд, который сидел рядом, и говорит: То, что Менделеев считал нужным и правильным, он проводил упорно, настойчиво, можно сказать, не жалея самого.

Он писал обстоятельные докладные записки министрам и даже царям, добивался приемов у министров, чтобы лично убеждать их, выступая в собраниях и.

Не всегда, конечно, ему удавалось добиться успеха, иногда приходи — лось терпеть неудачи, уколы самолюбия, но это его не останавливало. Помню один из таких случаев, который оставил у меня очень неприятное впечатление. Введение налога грозило повышением цен на нефтепродукты, а главным образом было направлено к тому, чтобы убить конкуренцию мелких промышленников.

Для обсуждения этого предложения была образована при Министерстве государственных имуществ комиссия из представителей нефтепромышленности и специалистов от Горного департамента.

Менделеев вошел в состав комиссии как представитель от Министерства государственных имуществ. Заседания происходили каждую неделю в течение марта. На эти заседания Дмитрий Иванович брал меня с собой, чтобы я записывал содержание прений и, не дожидаясь стенограммы, передавал ему на случай, если к следующему заседанию понадобится написать возражение. Нобель и Рагозин представили обширные доклады, защищая налог. Менделеев считал, что мнение о скором истощении нефти на Апшеронском полуострове неправильно, и был противником налога.

Чтобы доказать вред налога, он составил алгебраическую формулу, в которой буквами обозначил цены нефти, рабочих рук, транспорта и пр. Он доказывал, что спасение от кризиса не в налоге, а в более полной и рациональной переработке нефти, как ценного химического сырья, и в постройке нефтепровода из Баку в Батуми, чтобы дать выход нашей нефти на мировой рынок. Доклад вышел несколько длинен и, видимо, утомил слушателей.

Этим ловко воспользовался Рагозин. Он начал едко нападать и высмеивать Менделеева. Дмитрий Иванович не выдержал и сделал замечание. Тогда Рагозин обратился к нему и резким, вызывающим тоном, отчеканивая каждое слово, говорит: Закончил Рагозин свое возражение так: Да мы не о тех будущих знатоках говорим, которые пишут на бумаге, мы о себе, дураках, говорим.

Я ждал, что Дмитрий Иванович вспылит и отчитает Рагозина. Но он промолчал, видно, нашла коса на камень. На другой день он объяснил свое молчание. Это был единственный на моей памяти случай, когда Менделеев уступил.

Обычно он в спорах был очень упорен, беспощаден к противнику. На диспутах он был грозою для диспутантов, особенно если диспутант уклонялся от прямого ответа. Дмитрий Иванович умел и похвалить диспутанта, а иногда и сильно раскритиковать.

Его выступления на диспутах привлекали особенное внимание присутствующих. В среде студенчества Менделеев пользовался огромным уважением и популярностью. Но эта популярность приносила и тяжелые минуты. Последняя из этих петиций и была причиною его ухода из университета.

Дочитав свой последний курс, Дмитрий Иванович заперся дома, никуда не выходил, никого не принимал. Потом стали ходить слухи, что он начал ездить к министрам. Все были очень заинтересованы, что он затевает? На третий день Пасхи вечером он зовет меня к.

Застаю его на обычном месте, на диване перед маленьким столиком, на котором он обыкновенно писал. По другую сторону столика сидит художник И. На столике лист бумаги, вкривь и вкось исписанный отдельными словами. Дмитрий Иванович встретил меня очень радушно, познакомил с И. Я увидел, что он в таком хорошем настроении, и отказываться не. Вот ради разрешения на издание газеты он и ездил по министрам.

Однако Делянов и тут ему помешал, соглашался дать разрешение на издание не литературно-политической, а только промышленной газеты и то с предварительной цензурой. После пасхи Менделеев как-то раз зашел в лабораторию. Был в хорошем настроении, сел поговорить. Я спросил о газете. Да я и рад. Это дело не по мне: Спустя несколько дней ко мне пришел профессор минного офицерского класса в Кронштадте Иван Михайлович Чельцов, специалист по взрывчатым веществам, и рассказывает, что морской министр поручил ему организовать в Петербурге лабораторию по исследованию порохов и взрывчатых веществ, имея в виду главным образом разработку бездымного пороха, на который в то время переходили все государства Европы.

Ввиду важности этого дела министр предложил И. Чельцову привлечь к нему в качестве консультанта кого-нибудь из видных химиков. Кого выбрать, об этом Чельцов и пришел посоветоваться. Ему хотелось иметь такого консультанта, который мог бы выступать в высших сферах. Имена, которые он называл, показались мне не подходящими. Тогда я ему посоветовал: Чельцов тотчас пошел к Менделееву и скоро возвратился сияющий: А Дмитрий Иванович не только согласился, но сейчас же с обычным своим увлечением принялся за.

Он с утра до вечера работал в лаборатории, изучая процесс нитрации на разнообразных материалах.

Вячеслав Иванов. Дионис и прадионисийство // Символ, № 65, pdf | Gasan Gusejnov - mibacountna.tk

Несмотря на то, что он пользовался самыми примитивными средствами — термометром, ареометром, несколькими стаканами для нитрации, несколькими фотографическими кюветками для промывки да лакмусовой бумажкою, он удивительно быстро ориентировался в деле нитрации и определил, что устойчивая нитрация идет до определенного предела, а дальше происходит разнитровывание при промывке. Это послужило началом обширных работ целой лаборатории, которые закончились выработкой типа бездымного пороха, пригодного для всякого рода оружия.

Менделеев выехал из университета на частную квартиру угол Кадетской линии и Среднего проспекта, дом Лингена. Теперь я встречал его только в Химическом обществе, да изредка заходил навестить ненадолго, чтобы не отнимать у него драгоценного времени.

В марксистско-ленинской философии этот процесс называется законом о единстве и борьбе противоположностей - как двигателе исторического прогресса. За две тысячи лет до них римляне сформулировали этот закон так: Да тем же способом, как мы определяем, есть ли у нас кошка под кроватью.

Мы пустим мышку в комнату, и кошка, если она есть, выскочит ловить эту мышку. Давайте же запустим наших мышек Как правительство реагирует на движение за права педерастов? Как правительство реагирует на смертную казнь для дегенератов-преступников? Как правительство защищает интересы класса нормальных тружеников? Как правительство защищает интересы паразитического класса дегенератов? Та же методика может быть применена к любой другой структуре: Мой ответ на этот вопрос: Недаром же в народе говорят: Господь Бог ненавидит расизм в любой форме.

Господь Бог ненавидит саму идею о том, что какой-то народ может объявить себя избранным народом. Это расизм в худшем своем проявлении. Любой человек, который попытается сохранять "чистоту" посредством запрета смешанных браков на нормальных людях другой национальности, рискует ускорить процесс дегенерации своей нации.

Особенно, если это маленькая нация. Подчеркиваю еще раз - мы здесь говорим о браках между нормальными людьми. Представим себе, что кто-то начнет свозить членов дегенеративной секты в одно место, ну, скажем Рано или поздно они начнут жениться друг на друге.

Как вы думаете, каков будет результат этих браков? Совсем другая проблема возникает при смешанных браках между членами дегенеративной секты и местным туземным населением.

Видите ли, дегенератам трудно продолжить свой род. Их сексуальные привычки очень хорошо описаны в русском мате. Они ведь буквально делают все то, о чем бездумно говорят матюгаются подростки в подворотнях. Таким образом, если дегенерат решится жениться на мест ной туземке - нормальная женщина не сможет долгое время участвовать в его патологических оргиях.

Только свежеиспеченная местная дегенерат-туземка удовлетворит его потребности. Помните, мы говорили об эффекте "всасывающей губки" и об эффекте "всемирной сточной канавы"? Дегенеративная секта, как губка, постоянно впитывает в себя всех свежеиспеченных местных туземцев-дегенератов.

Они работают как всемирная сточная канава, постоянно собирая отбросы со всех наций мира. Единственный выход из этого порочного цикла - бездетность или же приемные дети, но это - тема для другой беседы. Однако я не понимаю некоторые трудные места из иудейского Ветхого Завета. Многие теологи считают, что эти места были попросту вставлены туда иудейскими жрецами-левитами. Вот что он там пишет: Иеронимом на латинский язык, и оба стали считаться Церковью исходящими из равного божественного авторитета как части одного Писания".

В сей день я стану вселять ужас пред тобой и страх пред тобой во все народы под небом, что услышат о тебе, и будут дрожать, и будут в страхе пред тобой И потому что любил Он твоих отцов, потому избрал Он их семя после них И когда Господь, Бог твой, предаст их тебе, ты побьешь их и полностью их уничтожишь; и не заключишь с ними договора, не окажешь им милости; не заключишь браков с ними Ибо ты святой народ под Господом, Богом твоим; и Господь, Бог твой, избрал тебя быть особым народом под Ним, над всеми народами, что на лице земли И ты пожрешь все народы, которых Господь, Бог твой, предаст тебе; глаз твой не будет иметь к ним жалости Но Господь, Бог твой, предаст их тебе и истребит их мощным разрушением, пока не будут они истреблены Всякое место, куда ступит нога твоя, будет твоим А из городов сих народов, которые Господь, Бог твой, даст тебе в наследие, не оставь в живых ничего, что дышит Вы слышали, что было сказано, чтобы вы любили соседей ваших и ненавидели врагов ваших.

Но Я говорю вам, любите ваших врагов Не собирайте сокровищ на земле Люби Господа, Бога твоего На этих двух заповедях стоят все законы и пророки Один Господь ваш, Христос, и все вы - братья Кто захочет возвыситься, да будет принижен Горе вам, книжники и фарисеи Это учение Царства Небесного да будет проповедоваться во всем мире как свидетельство для всех народов Бог, создавший весь мир и все, что в нем Знайте, что спасение Господне послано не евреям, и услышат его Ибо обещание, что он будет владеть всем миром, не было дано Аврааму, ни его семени по закону, но лишь по праведной вере Прости им, ибо не ведают, что творят Могу только добавить, что моя любимая молитва -это Молитва Последних Оптинских Старцев.

Вот она по памяти: Дай мне всецело предаться воле Твоей Святой. Во всякий час сего Дня - во всем наставь и поддержи. Какие бы известия я ни получал в течение дня, научи меня принять их со спокойной душою и твердой уверенностью, что на все Твоя Святая воля. Во всех словах и делах моих - руководи моими мыслями и чувствами. Во всех непредвиденных случаях - не дай мне забыть, что все ниспослано Тобою. Научи меня прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не смущая и не огорчая.

Господи, дай мне силу перенести утомление наступающего дня и всех событий. Руководи моею волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать и любить. Как я уже говорил, дегенерация - это неотъемлемая часть жизненного цикла. Этот процесс идет уже тысячи лет. Просто раньше его называли по-другому. Когда новенький, свежеиспеченный дегенерат начинает впервые понимать, что он отличается от других людей от нормальных людейу него появляется выбор.

Давайте рассмотрим это на простом примере. Когда молодой садистический гомоподросток начинает впервые ощущать присутствие демонов дегенерации позывы к доминированию, к нападению, к убийствуон может: Вступить в местную уличную банду или же организовать свою и начать грабить и убивать местных нормальных людей. Поступить в школу МВД. Стать полицейским и начать убивать и нападать на членов местных криминальных банд. То же самое относится и к религии.

Если молодой гомоподросток почувствовал присутствие разрушительных демонов дегенерации, он может вступить в любое монашеское братство, где братья, как правило, очень опытные в вопросах дегенерации, помогут ему бороться с этими демонами. Ведь у монашеских братств есть тысячелетний опыт борьбы с этим злом. Вы знаете, о чем я тут говорю - пост, молитва, тяжелый физический труд, молчание, а главное - целибат безбрачие.

Только те из братьев, кто пройдет многолетнее испытание в борьбе с демонами дегенерации, продвигаются на более ответственные посты в церковной иерархии по крайней мере, так было раньше. Уж они-то знают, о чем мы здесь с вами говорим. Они все это прочувствовали на своей собственной шкуре. Священники большинства религий очень хорошо разбираются в законах дегенерологии и поэтому стараются помочь местным, свежеиспеченным, туземным дегенератам принять правильное решение.

Сделать правильный выбор между Богом и дьяволом. Когда священник выслушивает исповедь, он обращает мало внимания на мелкие грехи, но как только он обнаруживает любые признаки дегенеративного поведения, он тут же начинает подробную беседу с подростком и при этом настоятельно рекомендует ему вступить в местное братство. Повторяю еще раз - все это большое упрощение, но я думаю, это вам поможет обозначить общие контуры проблемы и пути ее разрешения.

С другой стороны, гомоподросток может вступить в клубы дегенератов иллюминаты, масоны, ротари и. ПЛОХО будет тогда, когда этот подросток не последует за Богом за братьямине пойдет за лидерами дегенеративной секты это будет МЕРЗКОа попытается обмануть самого Господа Бога путем женитьбы на нормальной женщине и таким образом полностью уничтожит все ее мечты о счастливой семье и о здоровых детях.

Запомните хорошенько - выбор всегда за вами. Выбор у вас всегда. Нам не оставлено ни единого шанса. Стремительно вырождающееся человечество катится с горы в неизбежную пропасть Получается, что выхода нет, что все мы прокляты Богом Конечно же, беспощадные данные статистики, утверждающие, что каждый второй третий человек оказывается в той или иной мере заражен дегенеративностью, поначалу просто ошеломляют.

Как-то даже не верится, хочется усомниться, хочется сказать, что все это - одно большое недоразумение Но это только на первый взгляд. Если вы возьмете статистику населения Земли на предмет старения, то я думаю, что никого не ужаснет тот факт, что примерно одна треть населения будет отнесена к категории молодежи, одна треть - к зрелому возрасту и одна треть -к категории людей, проявляющих явные признаки старения.

Старость нас не шокирует и не пугает. Никто не ругает Господа Бога за то, что любой человек в конце концов состарится. Это - естественный процесс. Дегенерация - это тоже естественный процесс. Как происходит старение индивидуальных людей, так происходит и старение кланов. Как никто из вас, я надеюсь, не считает стариков Богом отверженными людьми.

Дети не виноваты в том, что некоторые дегенеративные родители вместо того, чтобы выполнять волю Божью и сохранять достоинство седин, занимаются искусственным осеменением и прочими мерзкими штучками. Поэтому вместо "прокляты Богом" следует говорить "прокляты своими безбожными родителями". Ускорить, замедлить или же "вылечить" дегенерацию в какой-то мере возможно, и в этом система духовных ценностей может играть существенную роль. Например, те, кого мы называем "богоборцами", отрицая заветы Христа и живя в свое удовольствие, как правило, вскоре попадают в круг порочных людей и искусственно увеличивают количество дегенератов, выполняя заповеди лидеров дегенеративной секты о размножении ЛЮБЫМИ путями.

Те же, кого мы называем "богопослушными", выполняют заветы Христа и путем самоограничения локализуют. Этическими, финансовыми и юридическими. Человек не виноват, что он родился от родителей-спидоносцев. Если он будет жить по-человечески, думая о других людях, то он сможет в какой-то мере локализовать это зло и прекратить цепочку горя и страданий. Если же он начнет жить в свое удовольствие, то он поперезаражает еще кучу людей, а те, в свою очередь, дадут очередную популяцию больных этой болезнью детей.

При естественном ходе вещей все эти спидоносцы вскоре вымрут, но если их финансовое обеспечение переложить на здоровую часть населения, то они выживут и будут долго еще распространять эту заразу. Нечего им грабить здоровых людей для продолжения своих педерастических забав. Вторая рекомендация - снять юридическую ответственность с детей дегенеративных семей в отношении действий к своим родителям и наоборот. Пусть полюбовно разберутся в семейном кругу - кто там кому и что должен Вот тогда-то родители и поймут всю важность христианского воспитания в семье.

Ведь оставаться один на один с Детьми-нехристями во время этих разборок не очень-то приятно Правда, надо делать поправку и на то, что многие родители-вырожденцы всего этого не знали Мерзкие дегенераты, захватив средства массовой информации, полностью блокируют эту разоблачающую их информацию. Поэтому мы призываем всех честных и хороших вырожденцев, всех обманутых и одураченных средствами массовой информации людей встать плечом к плечу с нормальными людьми и прямо и открыто рявкнуть на весь мир: Все те "патриоты", которые обходят этот жизненно важный вопрос стороной, напоминают мне горе-докторов, которые с умным видом часами обсуждают очередную диету для тяжелобольного человека вместо того, чтобы выяснить природу микроба или вируса, вызвавшего болезнь, и срочно, пока еще не поздно, прописать ему нужные антибиотики.

Иллюминаты, шрайнеры, масоны, теософы, антропософы и прочая и прочая "Имя нам легион, ибо нас много", - ответили бесы Ему - все это клубы, созданные для людей, которые чувствуют себя "избранными", особыми, ущемленными и гонимыми бюрократией, церковью, академией или любой другой нормальной государственной структурой.

Все они только ждут своего часа, чтобы сквитаться и отомстить. В зависимости от профессии они вступают в тот или иной дегенеративный клуб. Разумеется, всегда там будут любые дураки-зеваки, которые будут служить прикрытием, мой, декорацией.