Познакомилась в железноводске с греком

Кавказские минеральные воды | mibacountna.tk

познакомилась в железноводске с греком

Со своим греком я познакомилась по Интернету. Я работала в компьютерной фирме, где был бесплатный круглосуточный доступ и возможность. Нас не очень волнуют ратные победы древних греков, но мы замираем от восторга увидев то что осталось от их величайшей культуры. польского поерсия историков, которые утверждают, что София была дочерью Константина Глявоне, небогатого грека, торговавшего.

Лена, я, кстати, тоже писала себе на листочке плюсы и минусы, надеясь, что плюсов окажется больше, потому что просто с самого начала знала, что — это мой мужчина. Я не планировала выходить замуж за иностранца, так судьба распорядилась.

Мы поженились года через 1,5 после знакомства. Для греков — очень. Чтобы узнать сможем ли мы вместе муж предложил приехать к нему на несколько месяцев. Я приехала на лето, а потом поехала домой собирать документы.

Я решила, что этот человек стоит того, чтобы оставить работу, учёбу в магистратуре, родителей и друзей слава Богу не на Луну уехала. Я ни разу не пожалела, ни один из нас не пожалел. Нам сложно представить, что могло бы быть по-другому. Мы подходим другу другу, как нельзя. Национальность просто не играет никакой роли, разницы в возрасте 17 лет как будто не существует.

Я всегда с уважением относилась к его родственникам, со свекровью и старшей дочкой мужа у нас замечательные отношения, по другому быть и не. Знаю, что греческие свекрови бывают далеко не сахар, да и с детьми от первого брака не всем удаётся наладить отношения. Ради любимого мужа, ради мира в семье. И уж если решила приехать в чужую страну, то будь добра уважай традиции, людей, тут живущих. Есть вещи, которые не нравятся.

Я честно пишу об этом в своём блоге.

познакомилась в железноводске с греком

Но ведь что-то не нравится нам и в своей стране. Так что, всё это в порядке вещей. Греция — прекрасная страна. И люди тут прекрасные, открытые и гостеприимные. Что-то я слишком много написала.

Елена, давно не была в вашем блоге. Очень понравился новый дизайн. Я очень рада, что ты поделилась своей точкой зрения, своей историей. Ну, да ладно, у нас в России тоже любой торгаш - крупный бизнесмен, я уже привыкла, что мужчины пытаются показать себя с лучшей стороны. А может я сама виновата, что не уточнила, все-таки иностранный язык.

Потом он задал вопрос: А давали конкретно, столько-то - на коммуналку, это тебе - на женские радости, столько-то - на продукты. В общем, я эти подробности и написала. После этого последовал телефонный звонок, со словами, что долларов на мои личные расходы -это очень много, и что он столько не сможет мне давать. И что я специально это написала, чтобы он мне давал долларов. Я пыталась ему объяснить, что всего лишь пыталась ответить на его вопрос, но он меня не слушал.

Он сказал, что зарабатывает в месяц 4 тысячи евро и такие затраты на жену он позволить не может, так как квартиру мы будем снимать в аренду. Усейновым он построил в Баку целый ряд зданий, определявших в свое время новое лицо столицы республики. К сожалению, умер он рано, не дожив и до пятидесяти. Плескачевские приехали в Баку, когда еще не успокоились волнения, возникшие в городе в связи с недавними революционными событиями и поднявшейся, в связи с неустойчивостью власти, всплеском уголовной преступности.

Власть в Баку революционные события действительно потрясли и ситуация вышла из-под контроля. Об этих временах рассказывала мне Надежда Онуфриевна Красильникова, вдова известного бакинского миллионера Красильникова, одного из двух братьев, домовладельцев и акционеров крупых компаний. К году обстановка в городе нормализовалась, но у бакинцев, не без оснований, еще не появилось ощущение, что они живут в безопасности.

Поэтому в спальне, в тумбочке лежал заряженный браунинг, который дед брал с собой и носил в жилетном кармане, если куда-то уезжал вечером. Дочерям было категорически запрещено даже заглядывать в тумбочку, не то что прикасаться к заряженому оружию. Иногда дед с приятелем ездил к Волчьим воротам, что находились далеко за городом, чтобы поупражняться в стрельбе. Свою жену он тоже хотел научить на всякий случай обращаться с оружием, но та решительно воспротивилась. Не только стрелять в человека, но и угрожать ему пистолетом она была органически не способна.

Даже в случае реальной угрозы для себя лично и своих близких. Когда я был маленьким и тетя впервые рассказала мне про пистолет, я почему-то решил, что он до сих пор храниться где-то в доме, в недоступном для детей месте. Каково было мое разочароване, когда я узнал, что еще во время революции, когда в городе установилась власть Бакинской комуны и держать оружие стало опасно, дед, не желая сдавать его официально, разобрал браунинг и выбросил по частям. Соблюдались и другие меры предосторожности.

Контора сообщалась с квартирой, из спальни вела дверь прямо в рабочий кабинет деда. Но дед никогда не пользовался услугами охранников-телохранителей. Он был человеком очень уверенным в себе и отнюдь не боязливым. Недаром мама говорила, что с ним рядом можно было ничего не бояться. Конечно, такая оценка дочерью любимого ею отца не столь уж веский аргумент, но кое о чем она все же говорит.

При этом очень многие влиятельные и богатые люди, особенно свежеиспеченные миллионеры, нажившиеся на продаже, покупке или эксплуатации нефтеносных участков, старались не выходить из дома без сопровождения телохранителя, и старые бакинцы вспоминали об этом позднее.

Дед относился к наличию телохранителей с некоторой иронией. Семью Плескачевских обслуживали горничная, повариха, а также курьеры, служившие в конторе. При дочерях находилась гувернантка-француженка. Дед много времени отдавал службе. Но вечерами регулярно ездили в гости и сами принимали гостей, постоянно посещали концерты в Общественном Благородном собрании. Иногда Иван Семенович играл там в карты.

В собрание ездили только на извозчике, за которым посылался курьер, хотя расстояние до здания собрания на Красноводской улице ул. Вургуна, позднее в этом здании размещался Дом офицеров было всего несколько сот метров. Пройтись пешком в вечернее время было не принято, даже не совсем прилично при том положении, которое занимали в бакинском обществе мой дед и его семья.

Плескачевские за семейным столом Среди друзей дома особенно часто в рассказах мамы и тети упоминалось имя инженера Антонова. Это был очень интересный в общении, веселый и жизнерадостный человек, не чуждый серьезных интересов и запросов. Детей у него не было, а жена, немного старше по годам, женщина тоже образованная и умная, отличалась удивительной красотой и умением держаться в обществе.

Антонов всегда увлекался чем-то необычным, сам и вместе с женой много путешествовал за границей. Одним из его постоянных увлечений была борьба. Обладая недюжинными физическими возможностями, Антонов несколько лет ею занимался и даже успешно участвовал в соревнованиях борцов-профессионалов в цирке, выступая в разных городах, в том числе и в Баку.

Участие его в соревнованиях было, конечно, анонимным, боролся Антонов в маске, так как статус циркового борца не был совместим с его положением и работой. Как-то раз Плескачевские ходили в цирк специально для того, чтобы посмотреть на Антонова.

Мой дед в те давние времена тоже отдал дань занятиям физической культурой, что совсем не было распространено и даже порой вызывало удивление. Вместе с Антоновым он постоянно посещал спортивный зал известного в те времена гимнастического общества "Сокол", где проводили занятия приехавшие, в основном из Чехии, специальные инструкторы. Мама была свидетелем того, как хорошо получались у деда прыжки через коня, как выполнял он сложные упражнения на кольцах. Расставание с Антоновым произошло совершенно для всех неожиданно.

познакомилась в железноводске с греком

Незадолго до начала Первой мировой войны, уехав один в свое очередное заграничное путешествие, он больше никогда домой не вернулся. Как говорили тогда в Баку, убежал от жены в Америку.

Tasos Dranidis | ВКонтакте

В двадцатые годы, когда в Америке побывала группа бакинских инженеров-нефтяников, Антонов, который весьма там преуспел, встречался с ними, узнавал про общих знакомых и передал привет Ивану Семеновичу. Хорошим и добрым знакомым Плескачевских был доктор Антон Иванович Мамиконов. Сразу после окончания Сорбонны он приехал в Баку и, ко времени появления там Плескачевских, уже многие годы имел большую врачебную практику.

В кабинете у Антона Ивановича стоял редкий по тем временам рентгеновский аппарат, но, по словам мамы, сказанным, конечно, не без сохранившегося с детства особого чувства к старому доктору, он, даже не прибегая к сложным исследованиям, безошибочно ставил диагноз и успешно лечил всю семью, и детей и взрослых.

В рассказах неизменно фигурировал случай, как бабушка, выезжая с дачи из Караклиса с неожиданно сильно заболевшим дедом, подала срочную тревожную телеграмму. В той телеграмме на имя Антона Ивановича было всего несколько слов о состоянии мужа, но доктор тут же позвонил в контору "Продамета". Барин заболел брюшным тифом и его сейчас везут домой. Вообще никому из врачей, кроме Антона Ивановича, Плескачевские так не доверяли, а их домашний врач стал довольно быстро их добрым знакомым и постоянным гостем в семье.

Днем почти ежедневно Маруся, старшая дочь и позднее моя мама, и младшая Ангелина с гувернанткой ездили на прогулку в Губернаторский сад, расположенный между Николаевской улицей и Набережной. Плескачевские на прогулке в Губернаторском саду, возле летнего здания Общественного собрания Туда приезжало и приходило постоянное общество детей с боннами и гувернантками, там всегда было весело и интересно.

В начале века сад представлял собою красивый зеленый оазис в пыльном и жарком городе и обладал богатейшим набором деревьев и цветов, привезенных с разных концов света. Несколько бассейнов с фонтанами и подпорные стенки, устроенные на участках с выраженным рельефом, дорожки и аллеи, проложенные в различных направлениях, пышная зелень и красивые садовые композиции создавали невиданную в этих местах обстановку ландшафтного парка.

Как я познакомилась с греком

Я хорошо помню сад Революции моего детства, когда он еще не пришел в запустение, не был много раз переделан, став похожим на обычные бакинские сады и скверы, которых появилось немало в моем городе. И через много лет, отмеченных бурными событиями, во время которых было не до поддержания садов и парков, он выделялся своим особым неповторимым обликом.

Летом все состоятельные бакинцы покидали город, спасаясь от жары, пыли и духоты нефтяной столицы. В Одессу ездили отдыхать по необходимости - там моей маме, еще совсем маленькой девочке, сделали радикальную и очень удачную операцию на ухе, а потом несколько лет подряд наблюдали и лечили.

Ни разу семья не побывала за границей, хотя поездка на немецкие курорты, к примеру, стоила не намного дороже, благодаря высокому и стабильному курсу рубля. Да и не в деньгах тут, конечно, было. Слабое здоровье бабушки Полины Андреевны каждый раз заставляло откладывать заграничный вояж.

Когда дочери подросли, Иван Семенович стал собирался вместе с ними в Египет и Палестину. Он мечтал увидеть Иерусалим и египетские древности. Летом и года, когда поездки по дальним курортам стали фактически невозможными, а обстановка в городе была относительно спокойной, отдыхали у Каспийского моря в селении Бузовны, где нанимали дом и куда ездили на извозчике. Нобель еще в х годах всего за два года. Заводской район - Черный город был значительно удален от центра, поэтому довольно многочисленный инженерный и административный персонал вынужден был жить там.

Если жилища рабочего люда располагались вблизи нефтеперегонных установок, не вызывая особых осложнений, то специалисты с семьями не желали жить в задымленной атмосфере, насыщенной вредными выбросами.

А братья Нобель были очень заинтересованы в привлечении на работу крупных инженеров и специалистов. На службе в компании некоторое время состоял, к примеру, знаменитый инженер В.

Шухов, обогативший нефтяную технику несколькими известными изобретениями, сделанными им как раз в это время. Позднее Шухов прославился строительством в Москве, на Шабловке, известной металлической башни - антенны радиостанции Коминтерна, использованой впоследствии в качестве первой московской телевизионной вышки. Итак, чтобы привлечь специалистов, именно здесь, по соседству с заводами, нефтяными резервуарами и подъездными железнодорожными путями был устроен зеленый массив площадью более 10 гектаров.

  • Верить или не верить греку?
  • Не ходите, девки, замуж за грека… Или ходите???

На черногородскую пристань доставляли баржами плодородную землю из Ленкоранского уезда, а следующие порожняком из Астрахани в Баку нефтеналивные суда бр. Нобель стали набирать в виде балласта волжскую воду для полива. Посадочный материал подбирался в субтропических лесах Ленкорани, в Тифлисе и Батуми, выписывался из известных питомников России и Европы. Дорожки и аллеи парка, распланированного с учетом рельефа и окружающих производственных сооружений, подводили к нескольким жилым домам с характерными для бакинской архитектуры остекленными и открытыми террасами и балконами.

Играла музыка, горели разноцветные фонарики, развешенные на деревьях, устраивался фейерверк и подавались угощения. Моя мама и тетя Ангелина вспоминали, как они ездили с родителями не только на такие праздники, но и просто в гости к знакомым и друзьям. Ежегодно дед ездил в Петербург отчитываться перед правлением "Продамета". В те годы ездили не часто, а так далеко и подавно. Поездка становилась событием не только в семье, но и среди многочисленных коллег, друзей и знакомых.

С утра конторский курьер на извозчике отвозил на вокзал вещи, затем на нескольких нанятых экипажах вся семья, уже налегке, вместе с приехавшими проводить отправлялась на вокзал. Там, в зале ожидания для пассажиров 1-го класса, к ним присоединялись те, кто приехал попрощаться прямо к поезду. Приезжали на вокзал заранее, чуть ли не за час до отхода поезда, как было принято в те времена. Все вместе шли в буфет, где взрослые пили вино и шампанское, а дети угощались лимонадом и пирожными.

Через две или три недели деда встречали. Народу было уже не так много, как при проводах, только близкие знакомые и друзья. Каждый раз из Петербурга Иван Семенович привозил подарки, причем привозил всегда что-то необыкновенное.

Необыкновенные игрушки и куклы для дочерей, необыкновенную, нарядную шляпу с перьями, самую модную, для бабушки, какую-нибудь необыкновенную безделушку. Мама говорила, что дело тут было не только в больших финансовых возможностях и внимании отца, моего деда, к своим близким, но и в его вкусе и умении заметить по-настоящему красивую вещь, отличить ее от всего рядового.

Мама и тетя Ангелина получили вначале домашнее образование, после чего были определены в женскую гимназию. Кроме того они учились по классу фортепиано в училище Бакинского отделения Русского музыкального общества. Когда собирались гости мама и тетя, а затем дед с каждой из дочерей, играли в четыре руки.

Жизнь в Баку начала века была полна самых резких контрастов. Мама и тетя вспоминали и рассказывали мне, какие дворцы, особняки и доходные дома, раскошные магазины и торговые пассажи украшали центральные улицы, как много по-настоящему богатых людей было в городе. Трахома и даже проказа не вызывали удивления, так как были тогда довольно распространенным явлением. Подобные контрасты существовали во всей России, но здесь, в Баку, они были особенно разительны из-за восточного уклада и особого колорита, соседствующего с наступающей цивилизацией.

В семье деда всегда присутствовало чувство неудовлетворенности несправедливостью общественного устройства, которое предопределяет такие социальные контрасты. Мама рассказывала, что ее родители считали большим грехом жить в роскоши, когда большинство испытывало столько бед и лишений. В разгар революции и гражданской войны, Иван Семенович наивный! Так отвечал он и на настойчивые деловые предложения друзей и знакомых эмигрировать из России.

Как и многие другие представители имущих классов и интеллигенции, он принял большевиков и Ленина за избавителей от всеобщей несправедливости. У людей, подобных деду и бабушке, было совестливое отношение к окружавшей их жизни и не было еще исторического опыта, который они приобрели позднее, столкнувшись с новой властью. Русская культура и русская литература недаром учили их сопереживать и сострадать слабым Когда я читаю и слышу теперь о том, как всем хорошо и богато жилось в России до прихода к власти большевиков, я вспоминаю свидетельства моей мамы, свидетельства человека во всех отношениях благополучного в тогдашней жизни и, хотя бы поэтому, вполне беспристрастного.

Полина Андреевна, моя бабушка, была человеком глубоко и искренно верующим. Одно из ранних воспоминаний - это ее высказывания о вере и религии, которые звучали во времена моего пионерского детства весьма непривычно. Однако, она не испытывала особых неудобств в связи с закрытием церквей, хотя Баку был городом, где закрылись в начале тридцатых буквально все православные храмы.

Вера Полины Андреевны издавна сочеталась с недоверием к церкви и ее деятелям. Она считала, что священники, погрязнув в мирских делах и в погоне за материальным благополучием, не могут ничему хорошему научить прихожан и не имеют на это морального права, а их молитвы, будучи неискренними, никогда не дойдут до Бога. Поэтому до революции в церковь семья ходила очень редко, только по большим праздникам. Бог был внутри, и вера Полины Андреевны не нуждалась в церковной молитве.

Очень часто посещала храм в детстве только тетя Ангелина, правда не православный, а католический, который находился как раз напротив дадашевского дома, на том месте, где в советские времена построили клуб МВД. Ее брала с собой на службу полька-горничная, глубоко верующая женщина.

Родители потив этого не возражали. Не получила моя бабушка морального удовлетвоения и от посещения монастыря в Харьковской губернии, весьма известного молитвенным усердием своих монахов.

Молиться и просить Господа о возвращении здоровья своей старшей дочери Марии ездила она в этот монастырь вместе с дедом из Харькова, где останавливались проездом в Одессу.

Здесь, в Харькове, маму показывали какому-то старому и очень известному профессору, рекомендовавшему радикальную операцию на ухе и даже предлагавшему ее тут же сделать. Но Плескачевские предпочли продолжить поездку в Одессу и довериться по рекомендации того же Антона Ивановича мама, кстати, никогда, до конца своей жизни не называла его просто Антон Иванович, но всегда доктор Антон Иванович молодому врачу в клинике Новороссийского университета.

Кстати, мой дед всегда больше доверял как специалистам и внимательнее прислушивался к совету молодых, если видел в них людей деловых, знающих, добросовестных. Наверное потому, что и сам был человеком не старым, а также потому, и это главное, что чувствовал преимущества молодых в новой, стремительно меняющей свое лицо действительности.

Перед отъездом из Харькова дед с бабушкой и поехали помолиться в монастырь, оставив дочерей на попечении горничной, которую везли с собой из Баку, и тетки Ивана Семеновича, у которой остановились. Революционные события в Баку. Семья Плескачевских Революционные события в России и распад государства кардинально изменили жизнь всех слоев населения Баку. В году был провозглашен независимый Азербайджан. Однако, местная бакинская власть обладала большой самостоятельностью и здесь присутствовали различные политические силы.

В первой половине года преобладали большевики, которые опирались не столько на рабочие массы, сколько на пришлый солдатский элемент развалившейся Кавказской армии.

Большевики, как известно, сформировали даже бакинское правительство - Совет народных комиссаров во главе со Степаном Шаумяном. Но в обстановке почти полной изоляции от центра, от Москвы, они смогли продержаться у власти не более трех месяцев. Да и власть эта, из-за особенностей местных условий, не стала тогда железной однопартийной диктатурой пролетариата по российскому образцу. Однако, определенные элементы пролетарской диктатуры присутствовали и.

Все это в полной мере коснулось и семьи Плескачевских, которые в одночасье лишились былого достатка. Но я никогда не слышал от своих родственников каких-либо сетований по этому поводу. Они воспринимали происшедшее с ними как часть общей судьбы, общих испытаний, выпавших на долю их страны. И всегда помнили, насколько тяжелее и трагичнее складывалась судьба многих других людей. Революционные митинги и демонстрации в Баку в году. Коалиции местых политических сил, враждебных большевикам, удалось преодолеть их влияние, отстранить от власти и передать ее коалиционному правительству Центрокаспия.

В город для отражения турецкого наступления прибыл немногочисленный английский экспедиционный корпус. Внутренняя обстановка изменилась, руководители большевиков были арестованы, а позднее вывезены в Закаспийский край и там расстреляны. Мама и тетя часто вспоминали, что очень скоро после своего появления, под давлением наступающего неприятеля англичане оставили город.

Быстро и организовано хорошо экипированные и почти не участвовавшие в настоящих боевых действиях подразделения, в том числе вызывавшие любопытство бакинской публики шотландские стрелки в клетчатых юбках и колоритные индусы в чалмах, проходили по набережной под окнами дадашевского дома и грузились на пароходы. Сопротивление турецким войскам после ухода англичан продолжалось недолго.